?

Log in

Ранее в дни-в-nik'е | Посвежее

Сразу признаюсь, это один из моих самых любимых кратких-ёмких отзывов об Ульяновске. Датирован он аж 2003 годом, когда-то давно я уже успел его найти, потерять и благополучно забыть, но вот снова отыскал и без промедления решил публиковать. К сожалению, в сети сохранилась только вторая часть неизгладимого впечатления от города У. и касается лишь аэропорта, но даже этот отрывок рассказа, жанр которого сам автор определил как посткиберпанк, достоин экранизации. Фотография является полной противоположностью текста, но и без аутентичных картинок описание происходящего будоражит воображение..

Теплород: Путевые заметки: Ульяновск

По роду своей деятельности мне довелось поездить по различным городам России.
Я решил начать публиковать свои путевые заметки по городам.
Решил начать с Ульяновска, поскольку там я испытал несколько необычные переживания.

Жизнь в городе только-только стала налаживаться..

..Самое страшное случилось, когда я собрался улетать оттуда. В гостинице меня разбудили в пол-шестого, такси ждало при входе. Мы ехали по ночному Ульяновску, и я обратил внимание, что нигде не горели фонари. Хотя до этого я регулярно по вечерам возвращался с групп пешком (поскольку после 9 вечера не ходил транспорт), и фонари даже что-то освещали. Выяснилось, что таким образом власти города экономят свет. Таксист монотонно бубнил про то, что жизнь в городе только-только стала налаживаться, появились первые дежурные магазины. Когда мы приехали в аэропорт, начинался серый рассвет.

Первые тревожные нотки у меня закрались, когда такси уехало, и я обнаружил, что других машин рядом с аэропортом нет. Вернее, недалеко от меня стояли две машины, но они могли с тем же успехам стоять там и месяц назад - армейский УАЗик с погнутым бампером, и армейский же микроавтобус, со спущенными шинами и облупившейся краской. Я обратил внимание на то, что асфальтовое покрытие перед аэропортом покрыто сетью трещин, через которые бодро проросли одуванчики и другие сорняки.

Войдя внутрь, я почувствовал, что чего-то не хватает. Звуков. В здании аэропорта было очень тихо. Оглядевшись по сторонам, я не нашел ни одного человека. Табло с расписанием рейсов было в нерабочем состоянии уже давно, судя по слою пыли, который его покрывал. Электронные часы на входе показывали 68:L8.

Я осмотрел киоски на первом уровне аэропорта. Их было два. Внутри одного были ценники с четырех-пятизначными ценами в неденоминированных рублях, и остатки каких-то лекарств, сроки годности на упаковках которых были датированы 96 годом. В другом царила разруха - в нем лежали обрывки желтых газет и какой-то старый строительный мусор, покрытый слоем пыли.

Тогда я заглянул в коридор, ведущий к служебным помещениям. Он был перегорожен решетками, запертыми на ржавые амбарные замки. Внутри горели красные аварийные огни советского образца, убранные в защитные решетки. Внутри было так же тихо, и не было ни души.

Я поднялся на второй этаж аэропорта, где был зал ожидания. Там так же не было ни одной души. В некотором смятении, я посмотрел вверх. И вот тут мне стало по настоящему страшно. Несмотря на рассвет, в здании аэропорта было достаточно сумрачно. Глядя наверх, я понял причину низкой освещенности: наверху было всего три исправных люминесцентных лампы-трубки. Остальные лампы вышли из строя уже давно. Они "тлели" противным, темно-фиолетовым светом, переходящим в красноватый, и зловеще мерцали.

И в этот момент я, наверное, ощутил то, что чувствует человек, когда понимает, что он остался один в этом мире. Эдакий посткиберпанк. Цивилизация постепенно умирает, и умрет с последней люминесцентной лампочкой. А мне суждено остаться в этом чертовом аэропорту навсегда. Я стоял, наверное, около минуты, созерцая эти лампы, после чего пробрался к стеклянной стене, выходящей на поле аэропорта. Стеклянная стена была пыльной, а на поле был туман. Рассмотреть что-либо было достаточно сложно.

Спустившись по второй лестнице, я наткнулся на автомат с газированной водой доперестроечных времен. Он тоже не работал. В этот момент я нашел, как мне казалось, рациональное объяснение всему тому, что со мной происходило - по видимому, в Ульяновске два аэропорта (как в Красноярске), и водитель такси отвез меня в тот, который не функционировал. Навязчиво стал вспоминаться Филипп Дик, в частности его роман "Гибельный Тупик". На всякий случай, я решил подергать двери, на которых были надписи "служебный вход" и "милиция". Двери не поддавались. Постепенно я стал терять надежду.

И тут я услышал звук, который могли издавать только каблуки-шпильки. Из-за угла показалась женщина в синей форме, которая сильно удивилась, увидев меня. Увидев нее, я несказанно обрадовался.

Выяснилось, что все местные, а так же бывалые путешественники, приезжают в аэропорт за 20 минут до начала вылета. Быстро проходят детектор, и сев на Як-40, спокойно улетают. За час до вылета в аэропорту практически никого не сыскать, а дежурные в это время обычно спят. И вообще, "… вы видите, в каком состоянии у нас аэропорт?".

Тут стали подходить другие пассажиры, и я, наконец, понял, что видимо, я каким-то образом отсюда все-таки улечу.
Металлодетектор заслужил отдельного упоминания, поскольку реагировал на мои очки в титановой оправе, и имел на себе надписи нанесенные черной краской через трафарет, видимо еще с середины 70-х. После меня его чувствительность уменьшили, однако он продолжал гнусно орать сиреной на каждом втором пассажире.

Фото: ivandalavia.

Численник

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Темы

Instagram Live:



СпецпроЭкты:







Сети:

      
      
      

Twitter Live:





Яндекс.Метрика





Powered by LiveJournal.com